«В литовской армии нет дедовщины, там каждый день казармы моет уборщица»

«В литовской армии нет дедовщины, там каждый день казармы моет уборщица»

Солдаты из Вильнюса и Белостока сравнили армию Литвы и Польши с белорусской.

22 октября 2017

Страшная история смерти рядового Александра Коржича, которого обнаружили мертвым в подвале воинской части в Печах 3 октября, всколыхнула общественность. Тема дедовщины в белорусских войсках, которая осталась в наследство нам от советской армии, стала массово обсуждаемой.

Автор этой статьи в армии не служил и знает о ней лишь из интернета и по рассказам знакомых. Но невольно приходилось сталкиваться с этим социальным явлением. Вот простой пример. Несколько раз, когда я проходил возле слонимской воинской части, молодые бойцы слёзно просили меня купить (за их деньги, естественно) сигареты определенной марки, которые предназначались для старослужащих. В противном случае их ждало наказание.

А как обстоят дела c дедовщиной в армиях соседних государств, которые некогда входили в состав СССР и Варшавского договора? По этому поводу корреспондент «ГС» обратился к своим знакомым, которые служат в Польше и Литве.

Литва входит в состав НАТО с 2004 года. Здесь был отменен обязательный призыв в армию в 2008 году. Армия стала профессиональной. Однако в связи с непростой военно-политической ситуацией в регионе призыв вернули 1 сентября 2016 года. Армия Литвы стала полупрофессиональной. Теперь там служат солдаты-срочники девять месяцев. Вот что рассказал о ситуации в литовской армии солдат Михаил из Вильнюса:

— Да нечего говорить. Не было за время моей службы дедовщины и в помине. Служба идет по распорядку, все служат на равных правах. Да и за драки нас серьёзно наказывали.

— Значит, в литовской армии нет и намека на неуставные отношения?

— С командованием, конечно, да, все отношения были по закону и уставу. А что касается солдат-срочников, то все мы разные, но в большинстве все конфликты заканчивались безобидными шутками.

— А какие условия в казармах?

— Жили в комнатах по 10 человек. Имеются душевые комнаты, туалеты, сушилки — все, что надо для жизни.

— Значит, солдат не заставляют мыть унитаз зубной щеткой?

— Для этих целей каждый день приходила уборщица. А солдаты мыли туалет только в том случае, если провинились. Наказать их мог только дежурный по части, и за серьезную провинность. К примеру, за то, что кто-то оставил свое оружие без присмотра.

— Ты слышал о ситуации с дедовщиной в Беларуси?

— Я знал, что в Беларуси с этим все дико, но не до такой же степени. Читал и очень был поражен смертью белорусского парня в армии. Суицидов в литовской армии за период моей службы вообще не было.

Польша уже с 1997 года входит в состав НАТО, и обязательного призыва там нет уже давно.

Вот как коротко прокомментировал ситуацию Адриан из Белостока:

— Раньше, еще во времена коммунистической Польши, мой отец призывался на службу. Но теперь у нас армия полностью профессиональная, и ни о какой дедовщине речи быть, конечно, не может…

Слонимчанка готова платить, лишь бы из армии сын вернулся домой живым

— Если честно, мне очень страшно за сына. Он призывник, и в ноябре ему нужно идти в армию. Не знаю пока, в какие войска. И он не хочет обсуждать эту тему, но я вижу, что ему страшно.

Такой разговор завязался у корреспондента «ГС» с одной из мам призывника. Тема дедовщины в последнее время обсуждается и у слонимчан на кухнях, в магазинах, в автобусах и т.д.

Женщина воспитывает одна единственного сына. Рассказывает, что он очень добрый. Физически подготовлен, но, как она поняла из прочитанных статей, и таких там ломают.

Фото из архива «ГС»

— Я читала, что за сутки в армии солдаты платили 15 рублей. И знаете, отмазать сына я точно не смогу, нет таких связей. Но для того, чтобы сын вернулся целым и невредимым, я уже буду откладывать на это деньги. Другого выхода пока не вижу, — пояснила слонимчанка.

Невольно вспомнился случай в общежитии. Дело происходило на общей кухне около двенадцати ночи (корреспондент вози­лась с закатками), когда прибежала взволнованная соседка, включила духовку и одну из конфорок, на которую поставила сковородку. Завязался разговор.

— Наверное, важные гости едут, раз ночью будете что-то готовить?

— Да какие гости. Сын сейчас позвонил из части и сказал, что дедушки хотят курицу запечённую и картошку жареную. Сказал, чтобы я срочно принесла, иначе, я так понимаю, ему влетит. Хорошо, что курица была в морозилке, а то я не знаю, что делала бы.

— И часто такое бывает?

— Раза три-четыре на месяц. То сладенького, то солёненького, то горького им доставь. Сказал, что ещё пару месяцев осталось потерпеть, а там легче будет.

О дедовщине и службе в белорусской армии

Т. К., Слонимский район, 21 год:
— В Печах я проходил курс молодого бойца в 307-й школе с 20 мая по 6 июня 2015 года. Там жестокой дедовщины не было. Из двух сержантов, которые нами командовали, один был вполне адекватный, второй, правда, звероват, но терпимо. Мобильными телефонами пользоваться нельзя было — все мобильники находились в каптёрке. Однако телефон можно было выкупить за 15 рублей на теперешние деньги. Страшные слухи доходили до нас о службе в учебке. Поэтому никто не хотел оставаться в учебке в Печах после КМБ и принятия присяги.

Фото из архива «ГС»

Н.И., Слонимский район, 44 года, мать:
— Переживаю за младшего сына, которого этой осенью забирают служить в армию. За старшего так не переживала. А младший такой спокойный, всегда всё носит в себе, никогда не расскажет, как у него дела, как жизнь… Если бы была возможность, то откупилась бы от такой армии, где в мирное время гибнут наши дети.

Е.И., Минск, 18 лет, призывник
— Не очень переживаю на этот счёт. Знаю, что готов служить.


Источник: Газета Слонимская

Комментировать

Помочь проекту