«В контрактной армии дедовщины быть не может». Почему Беларусь нуждается в реформировании Вооруженных сил?

«В контрактной армии дедовщины быть не может». Почему Беларусь нуждается в реформировании Вооруженных сил?

Трагедия в Печах активизировала дискуссию по поводу ситуации в Вооруженных силах Беларуси. Интернет-пользователи подписывают петиции об отставке министра обороны, а разговоры про переход на контрактную основу становятся массовыми. Onliner.by поговорил с политологом Евгением Прейгерманом про реформирование белорусской армии.

31 октября 2017

Дискуссия обострилась после недавнего случая в Печах. Напомним, о чем речь: 3 октября в подвале одного из строений на территории учебки в Печах было найдено тело солдата-срочника Александра Коржича. Согласно предварительным данным, причиной смерти явилась механическая асфиксия от сдавливания органов шеи петлей от ремня при повешении. Проводятся гистологические, судебно-химические и иные исследования. Возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 443 (Нарушение уставных правил взаимоотношений между лицами, на которых распространяется статус военнослужащего, при отсутствии отношений подчиненности, повлекшее тяжкие последствия) Уголовного кодекса Республики Беларусь. Следствием принимаются все меры к установлению реального положения дел с воинской дисциплиной на территории воинской части.

Политолог Евгений Прейгерман считает, что переход белорусской армии на контрактную основу раз и навсегда решит проблему с дедовщиной, и описывает другие преимущества реформирования Вооруженных сил.

— Я считаю, что при доминировании контрактов должны быть механизмы, которые позволяют иметь и базовые элементы подготовки для широких слоев населения — что-то, скажем, с привязкой к территориальной обороне, которая активно реализуется у нас в последнее время в том числе в рамках новой военной доктрины. Мы увидели в том числе на примере событий в Украине, что в какой-то момент эти смычки между профессионалами и широким обществом важны. Но сердцевина, как я считаю, должна быть профессиональной, и здесь мы можем выделить целый ряд аргументов.

Начнем с того, что характер современных угроз, в том числе гибридных, требует как раз высокопрофессиональной реакции. Пример в Украине показал, что все завоевания производились либо профессионалами в области информационной войны, либо компактными специальными подразделениями. Соответственно, ставка на количественный человеческий ресурс в современном мире играет все меньшую роль: только профессионалы побеждают.

Важен также экономический момент. Обычно мы слышим о том, что профессиональная армия гораздо дороже, но ни от кого из сторонников этого аргумента я не слышал конкретных цифр, даже от военных. Со своей стороны я тоже не могу дать определенного обоснования, потому что для этого нужно иметь доступ к закрытым данным, но есть некие легитимные подозрения, что на самом деле профессиональная армия будет дороже не намного.

Также важный экономический аргумент приводят международные аналитики и сторонники обязательного призыва. Согласно многим исследованиям, человек, который на два года таким образом выпадает из рынка труда, затем испытывает сложности с карьерным ростом. Грубо говоря, его польза для рынка труда снижается, продуктивность и способность как можно быстрее давать максимальный добавленный продукт падает. Теряется квалификация, социальные связи. Это тоже некий трагический момент, и, наверное, если бы был какой-то способ подсчитать, что это значит для экономики, мы бы увидели еще один важный аргумент в пользу контрактной армии. 

Еще один момент — демографический. Насколько я могу судить, военные сильно озабочены демографией тех ребят, которые сейчас приходят служить. В последние дни мы от Минобороны вновь услышали этот аргумент: если раньше была чуть ли не конкуренция за место в строю, приходили ребята мотивированные и подготовленные, то сейчас у большого количества людей, которые оказываются в армии, чуть ли не статьи «по малолетке». Это одна сторона демографической проблемы. А вторая заключается в том, что количество новорожденных мальчиков, которые в скором времени будут потенциальными призывниками, снижается, и мы увидим очередную демографическую яму, добавьте к этому проблемы со здоровьем, которых у юношей становится все больше. Это еще один повод задуматься: если мы не можем набрать призывников массово, то лучше искать меньше, но лучше. 

Наиболее актуальный вопрос — это ситуации, связанные с неуставными отношениями. Очевидно, что сейчас в казарме может оказаться парень, который вчера сидел в библиотеке, а мама решала все вопросы, связанные с его защитой. А при контрактной армии люди подписывают бумаги осознанно, получают за это зарплату. Кроме того, профессионализм заключается и в профессиональной этике, то есть в таких условиях дедовщины просто не может быть. Да, возможны неуставные отношения, но это уже совершенно из другой оперы. То есть переход на контрактную службу снимает эту головную боль и напряжение.


Источник: onliner.by

2 комментария

  1. Все это ,конечно, звучит заманчиво..но только на словах
    во-первых, как выше было сказано, цифрами мы не владеем, а посему тяжело судить, во сколько это обойдется государству..думаю, раз это было бы вполне сностно, то давно бы уже армия была контрактной
    во-вторых, нельзя не отметить тот факт, что переход на контрактную службу приведет к значительному сокращению численности военнослужащих…сейчас, когда такая напряженная ситуация, это не то самое время (США по-прежнему продолжает ротировать свои войска в Польше и Прибалтике, а так как она их ротирует постоянно, можно назвать это постоянным присутствием)
    Перемены, всё-таки будут, однако на это , определенно, нужно время

Помочь проекту