Ольга Майорова: Налог, страшнее которого уже быть ничего не может

Ольга Майорова: Налог, страшнее которого уже быть ничего не может

Дошутились...

17 октября 2017

Помните, как мы все упражнялись в остроумии и гадали: какой же следующий налог придумает наше государство на бедных граждан? Было так забавно, что мы и не заметили, что такой налог уже давно введён. Как когда-то средневековый дракон брал ежегодно самых красивых девушек и юношей на съедение, так и сейчас государство ежегодно забирает себе жизни детей. Причём, как раз из самых незащищённых слоёв общества. У тех людей, у которых нет денег и связей, чтобы избавить своих сыновей от службы в армии.

Этот налог абсолютно законен, прописан в Конституции и привычен. И потому страшнее его уже быть ничего не может. Нам остаётся только отправлять нашему беларускому дракону всё новые и новые жертвы закона, Конституции и привычки.

Я в последние дни всё вспоминаю службу своего сына, то, что в первые же дни у него была возможность выбрать — жить по Уставу или по дедовщине. Возможность уникальная для нашей страны, где все мы не можем ничего и никого выбирать. И сын стал единственным из всего призыва, кто выбрал Устав. Вспоминаю общее собрание родителей срочников, на котором все уговаривали и стыдили дедов. Ай-яй-яй, какие нехорошие. Я не выдержала, встала и спросила у салаг, почему они сами соглашаются на такие отношения? Почему молчат? Почему руководство части использует дедовщину, чтобы держать в руках солдат? Никто ничего мне вслух не ответил. Все как-то замолчали и собрание быстренько закончилось. Но потом сын мне сказал, что все его сослуживцы в восторге. Представьте, в восторге от таких простых и очевидных вещей!!! Для меня это было неприятным откровением…

Но потом я узнала, что через некоторое время мой сын уже не был единственным, кто стал жить по Уставу. Ещё несколько человек отказались. Я до сих пор утешаю и грею себя мыслью, что, может быть, имею к этому некоторое отношение.

Вот только, похоже, далеко не во всех частях есть такое право выбора. Не исключаю, что оно сейчас вообще исчезло. Потому что как-то не по-нашему это, не по-беларуски…


Источник: Ольга Майорова, Фейсбук

Начать обсуждение