Обвиняемый по делу Коржича рассказал, как работала система поборов в Печах

Обвиняемый по делу Коржича рассказал, как работала система поборов в Печах

В третьей учебной танковой роте 72-го объединенного учебного центра в Печах, где служил Александр Коржич, существовала тотальная система поборов. Обвиняемый по делу Коржича Егор Скуратович рассказал в суде о том, что не только «деды» вымогали деньги у «духов», но и офицеры у солдат.

13 сентября 2018

Сержант Егор Скуратович заявил, что командир роты старший лейтенант Павел Суковенко завел такой порядок: солдаты должны были регулярно покупать ему кофе, сигареты, продукты. В свою очередь «деды» заставляли «духов» покупать продукты в магазине за собственные деньги – часть старослужащие брали себе, а часть отдавали командиру роты. Обвиняемый также рассказал о случае, когда старший лейтенант вымогал у него деньги за пользование мобильным телефоном – требовал за это купить ему новую форму. Кроме того, по словам Скуратовича, Суковенко воровал деньги из денежного обеспечения солдат – рядовым он выдавал 8,5 рублей вместо 9,3, а сержантам – 15 вместо 16 рублей. Разницу офицер брал себе.

Дедовщина как система

Сержанту Скуратовичу 20 лет. Он был призван на военную службу на 6 месяцев позже Барановского и Вяжевича. Скуратович подчеркивал на суде, что система неуставных отношений и поборов в Печах сложилась задолго до того, как он попал в армию. По его мнению, не участвовать в дедовщине фактически было нельзя: если старослужащий, например, не захотел бы применять физическую силу по отношению к «духам», то к нему начали бы пренебрежительно относится другие сержанты.

Свою вину Скуратович признает частично. По его словам, злоупотребление властью и получение взяток действительно имело место, однако причастность к смерти Коржича сержант опровергает.

«Я считаю, что наши действия не могли привести к его самоубийству. Ему оставалось несколько недель в нашей роте, потом его должны были перевести в другую часть. Тем более на это время можно было без проблем лечь в медицинскую роту», – заявил он.

Загадочный товарищ Коржича

Скуратович рассказал, что Александр Коржич в своей роте дружил с рядовым Алимхажаевым, который якобы имел суицидальные наклонности. В частности, сержанты видели записи в его тетради – рисунки самоубийства, суицидальные стихи. Алимхажаев объяснял сержантам, что это у него такое настроение иногда бывает. А однажды Алимхажаев ушел в лес, сделал петлю на дереве и просто сидел рядом.

Мать погибшего солдата Светлана Коржич в свою очередь считает, что роль Алимхажаева в трагедии не до конца выяснена.

«Сын звонил мне, говорил, что «мне осталось продержаться 2 недели, я потом сам буду с этой армией воевать». Почему люди, склонные к суициду, остались жить, а он погиб? Почему Чумак, которая его лечила в медицинской роте, почему Алимхажаев этот уехали в Россию? Никто не пытается выяснить причины!»

Скуратович утверждает, что работники КГБ якобы оказывали на него моральное давление, однако принципиально на его показания это не повлияло: КГБшники только подсказали сержанту ряд формулировок, смысл фактически не изменился. В отличие от сержанта Барановского, который давал показания вчера, Скуратович подчеркивает: физическое воздействие к нему не применялось.

.

  • 21-летнего солдата Александра Коржича 3 октября 2017 года обнаружили повешенным в подвале на территории воинской части в Печах. Труп Коржича нашли только на 7-й день после смерти – со связанными шнуром ногами и надетой на голову майкой. По словам родственников и друзей Александра, парень стал жертвой дедовщины: у него вымогали деньги, его били, над ним издевались и в результате убили, а потом имитировали самоубийство.
  • Сначала в Минобороны утверждали, что Коржич погиб в результате суицида, а Следственный комитет отметил, что признаков криминального характера смерти солдата не наблюдается. Но потом позиция СК изменилась: следователи возбудили ряд уголовных дел в отношении военнослужащих за дедовщину и бездействие власти, повлекшее тяжкие последствия.
  • Наконец, 19 апреля, Следственный комитет объявил, что следствие по делу завершено, и версия убийства не подтвердилась. Согласно СК, Коржича не убили, но довели до самоубийства, и виноваты в этом три сержанта из третьей учебной танковой роты 72-го объединенного учебного центра подготовки прапорщиков и младших специалистов. Родственники солдата с выводами следствия не согласны.
  • Суд по делу начался 8 августа. Сержантов Евгения Барановского, Егора Скуратовича и Антона Вяжевича обвиняют по ч. 1 и 2 ст. 430 («получение взятки»), а также по ч. 3 ст. 455 (злоупотребление властью, превышение власти либо бездействие власти) Уголовного кодекса Беларуси.

Источник: ИИ/ТП, belsat.eu

Комментировать