Министр обороны о количестве суицидов в армии, призыве единственных детей в семье и вызове в комиссариат по телефону

Министр обороны о количестве суицидов в армии, призыве единственных детей в семье и вызове в комиссариат по телефону

В 1995 году в результате суицидов в белорусской армии погибли 42 человека. В прошлом — 3. Такие цифры на пресс-конференции, посвященной 100-летию Вооруженных сил, привел министр обороны Андрей Равков.

17 февраля 2018

— В прошлом году без преступлений и происшествий решали свои задачи 92% военных учреждений. Но даже единичные случаи — трагедия. Несмотря на ухудшение качественного состава призывников, три солдата срочной военной службы погибли в прошлом году, четыре человека в позапрошлом, — заявил Равков. — Социально-демографическая характеристика призыва — самая сложная за последние 25 лет. В результате в осеннем призыве прошлого года количество военнослужащих со снятой или погашенной судимостью составило около 5%. В начале 2000-х годов мы таких даже не призывали — был избыток. Почти 2/3 пополнения имеют опыт противоправного поведения (административные правонарушения), 2,4% состояли на учете нарколога, 3,5% — у психиатров. Мы не даем развиваться такому потенциалу в армии. Абсолютное большинство таких людей становятся достойными гражданами после прохождения службы.

Исключения единичны, но они есть. Мы их не скрываем. Сегодня внимание СМИ приковано к делу Коржича. Общественность должна знать положение дел. По данному факту возбуждено одно уголовное дело против двух сержантов. Они принимали от Коржича и других подчиненных сигареты, продукты питания за послабления на службе. Пользовались телефоном Коржича, один снимал деньги с карточки погибшего. Также возбуждены два дела в отношении командира роты и его заместителя, которые знали, но проявили бездействие. То есть всего пять дел, включая одно по факту суицида.

Для меня самое страшное, что Коржича буквально потеряли на 7 дней. Именно столько он висел в петле. Поэтому мы без сожаления всех наказали или уволили.

В течение четырех месяцев командование вместе с СК, прокуратурой и управлением контрразведки проверили абсолютное большинство воинских частей. Возбудили в итоге более 4 десятков дел. Опросили 18 тысяч граждан, в том числе уволенных ранее, и получили основание для возбуждения одного дела по факту кражи мобильного телефона. По нескольким заявлениям еще проводится проверка.Проблема неуставных взаимоотношений существует, как и в любом гражданском социуме. Но в армии с этим борются. Но есть заинтересованные в раздувании резонанса, — подытожил министр.

Также министр коротко ответил на два вопроса, касающиеся призыва. Во-первых, идея Александра Лукашенко по поводу того, чтобы не призывать единственных сыновей в семье, останется идеей.

— Мы промониторили этот вопрос. У нас 21% мальчишек из призыва — один ребенок в семье. Из тех, кто идет на службу в резерве, — 24%. Сказать о том, что они не будут призываться, — неправильно. У меня двое сыновей — я что, не такой какой-то родитель? — прокомментировал Андрей Равков.

Во-вторых, уведомления призывников о необходимости явиться в пункт призыва передаются на откуп судебной системе. На вопрос, приравнивается ли звонок комиссара призывнику по поводу явки официальной повесткой и можно ли на основе звонка судить за уклонение от службы, министр ответил так:

— Мы живем в XXI веке. Если комиссар звонил призывнику, предупреждая о необходимости явиться за повесткой, то эта информация должна быть тоже рассмотрена судом. Суд уже вынесет решение.


Источник: onliner.by


Комментарий Центра прав призывника:

Судом должны быть рассмотрены не слова министра, а положения Закона, который ныне в вопросе вызова призывника довольно однозначен (с 2010 года по Закону призывник не может быть «вызван почтовой карточкой или телефонограммой»). Подобные заявления министра не повышают доверие к его ведомству и ставят под сомнение приверженность последнего Закону.

Комментировать