Мама солдата добивается, чтобы сына комиссовали: «У него нет селезенки». Военкомат: орган есть

Мама солдата добивается, чтобы сына комиссовали: «У него нет селезенки». Военкомат: орган есть

В детстве Кирилл Руткевич из поселка Энергетиков Дзержинского района мечтал поступить в Суворовское училище и обязательно пойти в армию. Но в 12 лет на уроке физкультуры парень сорвался с брусьев. Итог — закрытая травма живота. Школьника срочно прооперировали и, как говорит мама Ирина Дедюшко, удалили селезенку. Позже у него началась спаечная болезнь брюшной полости и проблемы с коленными суставами. Этой осенью 19-летнего Кирилла призвали в армию. «Но как? — не понимает Ирина. — Через неделю ему стало плохо. Сейчас он в военном медцентре в Борисове». В военкомате поясняют: призывника посмотрели местные, областные и республиканские врачи — и никто не усомнился, что он годен.

15 декабря 2017

С мамой Кирилла мы встречаемся у них дома в поселке Энергетиков.

— 24 ноября сына забрали в Печи, — рассказывает Ирина Ивановна. — Где-то через неделю у него стал сильно болеть живот, воспалились суставы. В пятницу, 8 декабря, его положили в медцентр в Борисове. Его обследуют, решают, можно ли его комиссовать.

Перед Ириной эпикризы Кирилла, дубликаты заключений разных врачей.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Ирина Ивановна и бабушка Кирилла Зинаида Викторовна

— С урока он пришел домой синий, — возвращается к школьным событиям мама. — Мы быстро в больницу. Оказалось, у него закрытая травма живота — разрыв селезенки, внутрибрюшное кровотечение. Врачи хорошо среагировали и просто его спасли.

В выписке из медицинских документов Кирилла, которые 5 декабря 2017 года дали Ирине в участковой больнице поселка Энергетиков, написано: «10.11.2010 года в Дзержинской ЦРБ произведено оперативное вмешательство: лапаротомия, спленэктомия, аутотрансплантация участка селезенки в малый сальник, туалет и дренирование брюшной полости».

— Ему удалили селезенку, взяли неповрежденный кусочек и пересадили, — поясняет мама сложные медицинские термины. — Сейчас долька селезенки у него меньше, чем у здорового человека. Появилась непроходимость кишечника (спаечная болезнь брюшной полости), проблемы с печенью (синдром Жильбера), боли в суставах (реактивные артралгии).

С 12 лет, продолжает мама, Кирилл на диете.

— Мы всегда шутили, что ему можно только вареное-пареное, — переходит Ирина к рациону сына. — Курочку, каши, фрукты, и то только дробными порциями. Иначе начинает сильно болеть живот.

После падения, рассказывает собеседница, Кирилл всегда был освобожден от физкультуры и сельхозработ. Из-за проблем с суставами, например чтобы принести из подвала ведро картошки, он и сейчас надевает фиксаторы на колени.

«Врач посмотрела результаты УЗИ и решила, что селезенку Кириллу не удаляли»

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Первая повестка пришла Кириллу весной, — продолжает мама историю сына. — Колледж он заканчивал только в июне, поэтому в армию его не забрали. Для подстраховки мы стали сдавать анализы и проходить врачей. Осенью сын получил новую повестку. Он поехал в Дзержинск в военкомат, ему говорят: селезенка есть, поэтому — годен.

Ирину такое решение возмутило, и она сама поехала в военкомат.

— Иду к врачу, которая отвечает за призывников, — воспоминает мама. — Она мне показывает личное дело сына. Хирург там когда-то написал: «Не годен в мирное время». Однако она посмотрела результаты УЗИ и решила, что селезенку Кириллу не удаляли. Ее мнение: сыну делали резекцию — более легкую операцию, после которой селезенка остается. Сейчас, говорит, этот орган у него функционирует, поэтому он годен.

На этом вопросы у мамы не закончились, и Ирина обратилась в Военный комиссариат Минской области. Оттуда Кирилла направили в Минскую областную больницу. Диагноз ревматолога — артралгия коленных и голеностопных суставов. Гастроэнтеролог написал — синдром абдоминальной боли. И для уточнения диагноза назначил дообследование по месту жительства.

— Хирург ставит спаечную болезнь и повторяет за врачом из военкомата, что в 2010-м Кириллу делали резекцию селезенки, — читает заключение Ирина. — Но ведь у нас есть подробное описание операции, где написано, что ему делали спленэктомию — удаление. У сына из-за этого шрам по всему животу.

Со 2 по 6 ноября Кирилл лежал в Дзержинской ЦРБ. Основной диагноз, который ему поставили — спаечная болезнь брюшной полости. Сопутствующие заболевания: недостаточность кардии, хронический гастродуоденит, дуодено-гастральный рефлюкс. Ему рекомендовали диету.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Эпикриз, который 6 ноября Кириллу выдали в Дзержинской ЦРБ. Тут написано: диагноз (основной) — спаечная болезнь брюшной полости. Сопутствующие заболевания: недостаточность кардии, хронический гастродуоденит, дуодено-гастральный рефлюкс

Позже молодого человека посмотрели в 432-м госпитале — Главном военном медицинском клиническом центре Вооруженных сил. Хирурга смутило, почему в описании операции написана спленэктомия, а в заключении комиссии Дзержинского комиссариата — резекция. Он запросил подробное описание УЗИ брюшной полости и протокол операции.

— Я сама поехала в архив, сделала копию описания операции, но специалист сказал — это не официальная бумага и не принял ее, — говорит Ирина. — Расшифровывать результаты рентгена с барием Кириллу в поликлинике отказались. До призыва оставался день. Ребенок с этими снимками поехал в госпиталь. Доктор возмутился: «Что вы привезли?» В общем, он не поставил, годен сын или нет. Что делать?! Звоню в областной военкомат, там говорят: «Приезжайте, комиссия на месте решит».

«Мы очень боимся его потерять»

Кирилл сейчас лежит в военном медицинском центре в Борисове. Вечером, когда ему выдали телефон, мы созвонились. Он рассказал, как развивались события, когда из Дзержинского военкомата призывников привезли в военный комиссариат Минской области.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— При осмотре хирург даже не посмотрел мое медицинское заключение и сразу отправил к неврологу, — возвращается в тот день новобранец. — Когда прошел всех врачей, ко мне подошел человек, который привез нас в Минск из Дзержинского военкомата. Сказал, нужно написать бумагу: претензий к комиссии не имею. Я написал и ушел ждать решения докторов — годен я или нет, мне еще не сказали.

— Зачем вы это написали?

— Не подумал, что это на что-то может повлиять.

Около шести вечера, продолжает Кирилл, ему сообщили, что он годен и отправили в Печи.

— Из-за спаечной болезни у меня периодически схватывает живот, — рассказывает молодой человек. — Это случается периодически, сильные спазмы по 10−15 минут. Первый раз в армии живот скрутило в начале второй недели, когда со столовой шли на построение. Сержант тогда не знал о моей болезни и запретил выходить из строя.

— И как вы?

— Стиснул зубы и терпел, — отвечает Кирилл. — Второй раз мне стало плохо в расположении части. Я знал, что если немного потерпеть, все пройдет, поэтому посидел на стуле, переждал.

— Почему не обратились в медчасть?

— Солдаты говорят, тем, кто часто ходит к врачам, не дают увольнительных.

— А боль в суставах как переносили?

— Мама купила мне облегченные берцы. Чуть опухать и болеть ноги начинали к вечеру, за ночь все проходило. Да и жаловаться я не люблю. Я бы продолжал терпеть, если бы мама не позвонила в часть.

— Я позвонила заму по воспитательной работе, — это уже рассказывает Ирина. — Он внимательно меня выслушал и отнесся с пониманием. Кириллу отменили физнагрузки, а меня попросили привезти в часть документы о его здоровье. Почему-то в часть с его делом они не попали.

Ирина привезла все эпикризы и заключения, Кирилла осмотрел врач из части и на завтра же отправил в медцентр в Борисов.

— С заместителем по воспитательной работе мы постоянно на связи, — говорит Ирина. — Он звонит, рассказывает о здоровье сына, навещал его.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В пятницу Кирилла должны перевести в 432-й госпиталь, врачи которого решат, продолжит он служить или нет.

— Кирилл всегда хотел в армию, — продолжает мама. — 16 декабря у него должна быть присяга, но я хочу, чтобы его поскорее комиссовали. Его нужно положить в больницу, чтобы хирург и гастроэнтеролог его пролечили. Мы очень боимся его потерять.

«Все его признали годным. И не отправить его в армию у нас оснований не было»

В военном комиссариате Дзержинского и Узденского районов TUT.BY пояснили, что Кирилл Руткевич прошел полный комплекс обследований. По словам специалистов, ему сделали КТ, три комплексных УЗИ брюшной полости, но никаких отклонений по состоянию здоровья у него не выявлено.

— У него есть ограничения, поэтому он не пошел служить в элитные воинские части, — поясняют в военкомате. — Но он полностью годен к воинской службе.

— Мама говорит, из-за спаечной болезни он должен есть только диетическую пищу, причем делать это нужно дробно.

— Не знаю, откуда она это взяла. По кишечнику его обследовали полностью. Врач таких заключений не выносил, — поясняют в военном комиссариате. — На основании жалоб мамы мы сами перестраховывались и проводили ему все обследования. Он лежал в Дзержинске в больнице, его осмотрели в Боровлянах (в Минской областной больнице. — Прим. TUT.BY) и в 432-м госпитале. Он прошел все инстанции, которые только возможно.

— Как тогда можно объяснить, что он уже попал в медцентр?

— Лучше с ними связаться, узнать. Там возникла запутанная ситуация с селезенкой. В первичных документах врачи написали, что ему ее удалили, но три УЗИ и КТ брюшной полости показали, что селезенка присутствует. Возможно, когда в детстве ему делали операцию, врач неправильно описал ее трактовку. Возможно, часть селезенки он отщепил, но в свойствах этого органа возрастать, и она приобрела общие размеры. А мама давит на первичные документы, что селезенка отсутствует.

Ни один врач, говорят в военном комиссариате, не взял бы на себя ответственность признать его негодным.

— У нас не было задачи насильно отправить его в войска, поэтому он прошел все инстанции. Все его признали годным. И не отправить его в армию у нас оснований не было.

В военном комиссариате Минской областиподтверждают: по всем жалобам призывник прошел обследования. В итоге его признали годным и отправили в войска.

Фото: Олег Киндар, TUT.BY
Снимок используется в качестве иллюстрации

Владимир Макаров, начальник управления информации главного управления идеологической работы Министерства обороны подтверждает: Кирилл Руткевич находится в медицинском центре в Борисове.

— Мы запросили информацию о нем у тех, кто осуществлял призыв, — поясняет Владимир Макаров. — В течение этого года только до призыва молодой человек проходил медицинское обследование пять раз. По результатам исследования, которое он проходил 6 ноября в Дзержинской ЦРБ, нарушений функций кишечника у него не выявлено. В итоге медицинская комиссия Дзержинского района вынесла заключение, что молодой человек годен к военной службе с незначительными ограничениями.

По словам собеседника, 24 ноября перед отправкой в воинскую часть врачи-специалисты Минского областного сборного пункта также осматривали Кирилла.

— Отклонений в состоянии здоровья, которые бы препятствовали отправке молодого человека в воинскую часть, не выявлено. Что касается селезенки, она у него на месте. В 2010 году ему поставили диагноз — состояние после резекции селезенки, спаечная болезнь брюшной полости.

— Но в описании операции, которое есть у мамы, написано, что ему сделали спленэктомию — удалили селезенку. К тому же, из-за спаечной болезни, которую 6 ноября в Дзержинской ЦРБ ему подтвердили, у него сильные спазмы в животе.

— Учитывая обращение в воинскую часть родителей военнослужащего, 8 декабря его направили в Борисовский военно-медицинский клинический центр, — говорит Владимир Макаров. — Завтра, 15 декабря, он поступит в 432-й Главный военный медицинский клинический центр Вооруженных сил. Там специалисты его осмотрят и поставят точку в этой истории. В наших интересах, чтобы молодые люди, у которых есть заболевания, не были призваны на военную службу.


Источник: TUT.BY

Начать обсуждение