«Есть решение суда: мать нуждается в уходе». У парня отсрочка до 2023 года, но его хотят забрать в армию

«Есть решение суда: мать нуждается в уходе». У парня отсрочка до 2023 года, но его хотят забрать в армию

У 23-летнего жителя поселка Боровка Лепельского района Александра Овсяникова отсрочка от службы в армии до 2023 года — по семейным обстоятельствам: парень ухаживает за больной матерью. Военкомат не трогал его 5 лет. Но месяц назад ему сообщили, что он должен пройти медкомиссию для призыва в Вооруженные силы. Парень пытается доказать военкомату, что его отсрочка законна: ее не отменил какой-либо государственный орган, отвечающий за призыв. «При этом есть решение суда, который признал, что моя мать нуждается в постоянном уходе. Кто будет за ней смотреть, если меня заберут в армию?» — спрашивает парень.

30 ноября 2019

Александр Овсяников живет в поселке Боровка Лепельского района, но работает электрогазосварщиком в Минске. Объясняет, что вынужден трудиться в столице, так как в родном поселке есть только низкооплачиваемая работа:

— А мне нужно содержать и себя, и мать — инвалида второй группы Елену Овсяникову (она страдает душевной болезнью, за ней требуются наблюдение и уход). На три дня в неделю я приезжаю домой. Конечно, было бы лучше, если бы я был с матерью постоянно, но пока получается только так. Когда приезжаю, оставляю матери деньги на продукты, смотрю за ее бытом, есть ли все необходимое. Присматривает за мамой и моя бабушка. Но она уже 70-летняя пенсионерка. Раньше она была ее опекуном, но потом написала заявление, что не в состоянии следить за дочерью и что ухаживать за ней должен внук. Я в процессе оформления документов на опекунство.

Мать Александра состоит на учете в психиатрическом отделении Лепельской районной больницы. В 2018 году суд признал ее недееспособной. В решении суда отмечается, что женщина «из-за болезни не может понимать значения своих действий и руководить ими, элементарно устроить свой быт, самостоятельно себя обслуживать» и что она не способна «к проживанию без посторонней помощи и ухода».

Александр говорит, что он — единственный человек, кто может смотреть за больной женщиной:

— Отец с матерью развелись 22 года назад. У него второй официальный брак, там есть общий ребенок. За все эти годы я его видел максимум 10 раз.

«Сказали, что милиция принудительно доставит меня в военкомат. Но я не скрываюсь — приду сам»

Отсрочку от армии Александр получил в 2014 году, когда наступил призывной возраст. Она до 2023 года — то есть до достижения 27 лет.

Призывное удостоверение Александра Овсяникова. Фото предоставлено Александром Овсяниковым

— Через два месяца мне исполнится 24 года. Пять лет меня военкомат не беспокоил. А месяц назад пришла на работу бумага, что я должен явиться в военкомат. Я ее не подписал. Через неделю со мной связался начальник отдела призыва военкомата Дмитрий Заикин. Сообщил, что я обязан прийти на медкомиссию для призыва. И добавил: «Александр, у нас есть документ, что ваша мать не нуждается в постоянном уходе, и поэтому ваша отсрочка недействительна». Я попросил показать этот документ. Но получил отказ. Заикин предупреждал: «Тебя привлекут к уголовной ответственности… запретят выезд из страны… объявят в розыск». Начальник отдела призыва, насколько мне стало известно, поручил милиции принудительно доставить меня в военкомат.

Александр Овсяников вместе с правозащитником Олегом Волчеком побывали в Министерстве обороны.

— Мы пришли туда с заявлением, чтобы нам предоставили документ, согласно которому моя мать не нуждается в уходе. Нам его не предоставили. Получается абсурд: мне говорят, что отсрочка незаконна, но не дают бумагу, которая это подтверждает. При этом у меня есть решение суда, в котором говорится, что мать нуждается в уходе.

В Минобороны Александру вручили повестку, что 18 ноября он обязан прийти в военкомат в Лепеле на медкомиссию.

— Скрываться я не буду — приду сам. У меня есть проблемы со здоровьем, и я могу получить отсрочку по этой причине. Но я не хочу уходить в сторону. И настаиваю на том, что у меня уже есть законная отсрочка — по семейным обстоятельствам. Если в итоге военкомат придет к выводу, что я годен к службе, подам иск в суд, — заявляет молодой человек. — Кстати, на мой вопрос: «Если я сейчас попаду в армию, кто будет давать деньги на содержание моей матери и кто будет за ней ухаживать?» — в Минобороны мне никто не ответил.

Александр считает, что в военкомате «на свой лад трактуют законы».

— В законе «О всеобщей воинской обязанности и военной службе» написано, что нетрудоспособными родителями считаются отец и мать — инвалиды І или ІІ группы независимо от возраста. Так вот, мне сейчас говорят, что если бы инвалидами были и отец, и мать, то есть оба родителя, тогда бы я имел право на отсрочку. А так как у меня инвалид — только мать, то я должен служить. То есть зацепились за формулировку, что в законе не написано «отец и (или) мать», и играют на этом.

Александр Овсяников написал заявление в прокуратуру района, в котором просит проверить законность требований местного военкомата о призыве в армию. Молодой человек также просит отозвать из милиции решение начальника отдела призыва о принудительном доставлении его в военкомат — если таковое имеется.

Военкомат: «Примем решение по закону»

Начальник отдела призыва военкомата Лепельского и Ушачского районов Дмитрий Заикин сообщил TUT.BY :

— Александру Овсяникову по поводу его ситуации все подробно объяснили в Министерстве обороны, когда он был там на приеме. 18 ноября, когда он придет к нам в военкомат, будем рассматривать его документы, посмотрим и те документы, что есть у нас. И примем определенное решение — в соответствии с законодательством.

Фото: Сергей Балай, TUT.BYФото: Сергей Балай, TUT.BY

Что говорит закон?

Как ранее поясняли TUT.BY в Минобороны, в статье 32 Закона «О воинской обязанности и воинской службе» сказано, что отсрочку могут получить призывники, которые «имеют нетрудоспособных родителей». Военные уточняют: в определении сказано, что это отец и мать.

—  Это значит, что оба родителя, а не только мама или папа, должны быть нетрудоспособными, — подчеркивал Андрей Мурашов, консультант отдела призыва главного организационно-мобилизационного управления Генерального штаба. — Нетрудоспособными считаются отец и мать, которые достигли общеустановленного пенсионного возраста. А также если отец и мать инвалиды I или II группы — сколько им при этом лет, значения не имеет.

Отсрочка от призыва на срочную военную службу, службу в резерве по семейному положению предоставляется гражданам, имеющим:

нетрудоспособных родителей либо других членов семьи, нуждающихся по состоянию здоровья в соответствии с заключением врачебно-консультационной (медико-реабилитационной экспертной) комиссии в постороннем постоянном уходе (помощи, надзоре) и не находящихся на полном государственном обеспечении, — при отсутствии других лиц, проживающих на территории Республики Беларусь, обязанных в соответствии с законодательством Республики Беларусь содержать указанных членов семьи и заботиться о них независимо оттого, проживают они вместе с ними или отдельно…

Закон «О всеобщей воинской обязанности и военной службе», ст. 32

Правозащитник: «В военкоматах должны быть юристы»

Юридическую помощь Александру Овсяникову оказывает руководитель правозащитного центра «Правовая помощь населению» Олег Волчек. Он рассказал TUT.BY, что они с Александром ходили на прием к представителям Минобороны:

— Там нам подтвердили, что отсрочку Александра до 2023 года никто не отменял и что она законна. На мой вопрос, тогда какие есть основания призывать молодого человека в армию, сообщили: у них якобы имеется заключение местной МРЭК о том, что мать парня может обходиться без посторонней помощи. После моих аргументов, что есть решение суда, который признал, что женщина нуждается в посторонней помощи, а решение суда намного выше, чем заключение МРЭК, в Минобороны немного заволновались. А потом заявили, что они обязаны раз в год проверять всех «отсрочников». И в связи с этим призывник обязан явиться в военкомат. В итоге мы договорились, что 18 ноября Александр придет, даст пояснения комиссии. Она проверит все его документы, а также состояние здоровья и определит: годен или не годен он к службе. Решение должны вынести до 30 ноября — тогда осенний призыв заканчивается.

Правозащитник спросил представителей военного ведомства, почему пять лет призывником из поселка Боровка никто не интересовался, а потом вдруг к нему проявили внимание:

— Два генерала сказали: «Тогда у нас хватало молодежи. А сейчас решили всех „отсрочников“ проверять». И отметили, что комиссия в военкомате в 2014 году, когда Александру и дали отсрочку, небрежно отнеслась к своим обязанностям. На вопрос «вы гарантируете безопасность мамы, если сын все же уйдет в армию?» один из генералов ответил: «Не гарантирую». К слову, у женщины сейчас начался кризис: ей стали звонить, загружать этими вопросами. Хотя не должны были этого делать — человек недееспособный.

Олег Волчек отметил, что призывники довольно часто обращаются за защитой своих прав:

— Наметилась опасная тенденция. Если раньше правозащитники боролись с «дедовщиной» в армии и это более-менее урегулировалось — сейчас на эту тему жалоб практически нет, то сейчас возникают другие вопросы. Я бы выделил две основные проблемы. Это отсрочки — их отменяют. А также больные призывники: врачи не хотят направлять парней на дополнительное обследование. Недавно ко мне обратился житель Витебской области: у него плохо со зрением, может отслоиться сетчатка. А ему говорят: «Иди в армию». Будем добиваться нового обследования.

Олег Волчек считает серьезной проблемой то, что призывникам «никто не объясняет законы»:

— Считаю, что при военкоматах должны быть юристы. Может, это будет и накладно. Но на время призывной кампании там должен присутствовать юрист, а еще лучше — прокурорский работник. И это было бы хорошей поддержкой для парней. Кроме того, при Минобороны должен быть общественный комитет, в который бы входили правозащитники, журналисты, матери солдат и т. д. Тогда можно будет цивилизованно решать многие вопросы.

Правозащитник уверен, что Министерству обороны надо стать более открытым и доброжелательным:

— Это не дело, когда парней запугивают уголовной ответственностью, принудительным приводом в военкомат и так далее. Нужно, чтобы человек шел в армию и не боялся.

Фото: Сергей ГудилинФото: Сергей Гудилин

«Каждый призывник на вес золота»

Военный комиссариат Витебской области отмечал острую нехватку призывников в 2019 году. Такая ситуация сложилась из-за демографической «ямы», в которую попала страна в 1990-х годах.

— Каждый призывник сегодня на вес золота, — признался в весеннюю призывную кампанию военный комиссар Витебской области полковник Руслан Шкодин. —  В прошлый раз мы не смогли выполнить задание, направив в армию на 333 молодых человека меньше, чем необходимо. В этом году ситуация ожидается еще хуже. Проблема есть не только с комплектацией Вооруженных сил, но и пограничных, и внутренних войск МВД Беларуси. Трудно найти и специалистов в систему противовоздушной обороны.

По мнению военкома области, военным комиссарам, милиционерам и прокурорам нужно «эффективнее бороться с уклонистами»:

— Прошлой осенью установлено 67 человек, не желавших служить. Нужно усилить разъяснительную работу, чтобы парни осознанно шли исполнять свой гражданский долг.


Источник: TUT.BY

Подписывайтесь  на наш telegram канал

Обсуждение